mafusail: (Default)
Кажется, часового забыли сменить.

mafusail: (Default)
Пока дойдешь от остановки до дома, ночь наступает. Солнце скатывается с неба, как оборванный елочный шар, голубой фон становится сначала бирюзовым, а потом заливается густым ультрафиолетом.
Самолет поймал последний солнечный луч, прочертил им по ультрафиолету малиновую линию и тоже исчез, растворился в темноте.
Только ровно обрезанный ломтик луны не потерял связи с солнечным светом.
И окна в домах зажглись.

mafusail: (Default)
Посмотрела автографы знаменитых людей, выложенные [livejournal.com profile] dgz
Интересно, но ничего неожиданного. Когда знаешь человека, тем более знаменитого, его манера расписываться кажется логичной.
А вот наоборот- умение по росписи описать незнакомую личность, наверное, доступно только специалисту. Я могу предположить разве что образование и склад характера.
При этом встречала хороших хирургов с неуверенной, даже робкой росписью. Не размашистой, как можно ожидать, не торопливой закорючкой, а такой... меленькой, осторожненькой.
А скальпель держат недрогнувшей рукой. Ищи тут логику.
mafusail: (Default)
Революции, перевороты, разинутые в злобном крике рты; пинки ногами в лицо упавшего или прямо в камеру; ненужные цветы поверх засохших капель бессмысленно пролитой крови; катастрофы, которые вызывают мимолетное сочувствие или долгое злорадство.
История ничему не учит, потому что всякий, кто хочет, пишет ее заново. Скалы разрисовывали, камень долбили, бересту царапали, пергамент расписывали, бумагу в толстые переплеты переплетали, чтоб уж навеки, навсегда - и все впустую.
Бессмысленная наука история.
Нет такой науки.
mafusail: (Default)
Оттепель. Пасмурно, но снег истаивает, обнажая мусор, трещины и выбоины на асфальте. Сегодня впервые за несколько недель я услышала воробьиное чириканье.
Не чириканье даже, а знакомый ор на весь двор. Так они обычно кричат во время весенних и осенних сходок, решая неизбежные квартирные вопросы.
Рановато вроде. Подошла к сиреневому кусту - воробьиному майдану, из которого и раздавался крик. Куст внутри заполнен переплетением мелких веточек. Таким густым, что не то что кошка, кошачья лапа внутрь не проникнет. В этой сетке сидят страхом и гневом распушенные до состояния шариков воробьи - не сотня, как на собрании, а человек 15. Но верещат, как две сотни, все вокруг звенит. А на ветке дерева над ними, наклонив голову и всматриваясь в куст, сидит сорока. И издает непривычный задушевный грудной клекот без всякого сорочьего скрипа. Типа выгляни в окошко, дам тебе горошку.
Воробьи заходятся в крике и на уговоры не ведутся, зная волчью натуру голодного уговорщика.
Сорока заметила мое внимание, цыкнула зубом с досады, чуть помедлила и нехотя улетела. А они продолжали кричать ей вслед, не трогаясь с места.
Много слов знают, надо сказать.
Я не решилась вынуть фотоаппарат, чтобы их не спугнуть и не заставить покинуть убежище раньше времени.
Отошла.
На обратном пути с удовольствием увидела, как воробьиная стайка крутится между кустов, и синички держатся поблизости.
Мне уже казалось, что мелочь эта птичья повымерзла или съедена подчистую за морозные дни, потому что не было их ни слышно, ни видно.
Может, и не все, но выжили и ожили.
И на работе тоже появились синички. Прыгают по вишневым веткам, по подоконнику, склевывают крошки, не забывая остановиться, чтобы чутко вытянуть шейки и оглядеться по сторонам. Приятно слышать, как они деликатно постукивают клювиками и нежно щебечут, как маленькие девочки, которые не так давно научились говорить и радуются возможности поболтать. Все дни зимней непогоды за окном раздавалось только карканье грачей и ворон и скрипучие вскрики сорок.
Выжил и уличный кот.
Место у него хлебное, около магазина, ему явно что-то перепадало в холода, потому что грязен кот, да в теле. Не суетится, ни от кого не шарахается. Сидит на подсыхающих плитках на открытом месте. Шерсть грязная, на животе свалялась, одна лапа припухшая, скорее всего, обморожена, но ран нет.
Он похож на Кису Воробьянинова - взгляд одновременно укоризненный и зоркий:
- Же не манж па сис жур...


mafusail: (Default)
...а грачи снова прилетели. Сад наш ожил. Летали, болтали, осматривали опустевшие гнезда. Ведет себя эта стая, как дома.
Днем метров 30 шла следом за крупным грачом.
Он брел по дороге и сам с собой разговаривал. Я вслушалась: кр-кр - кааааа. Помолчал, снова кр-кр - каааа....
Солидно так, рассудительно: кр-кр - каааа...
Обдумывал что-то.
Услышал мои шаги, подпрыгнул, развернулся, расправил крылья и улетел, крикнув мне совсем другое: КРРАААА!!!! КРРАААА!!!
Помешала.
Небо постепенно теряло синеву, начало смеркаться. Грачи рассаживались на верхушках деревьев под аккуратным ломтиком луны, как под абажуром.
Стояла бы и смотрела, но ведь и мне домой пора. И отчет дописывать. И доклад просматривать-переделывать...и что-то еще надо сделать...
Кр-кр-каааа....

Картинка )
mafusail: (Default)
Чего-то я их раньше не видела.
А они добрались и до телевидения.

UPD Забыла сказать: ласковые сюжеты.

Quo Vadis?

Aug. 31st, 2008 07:49 pm
mafusail: (Default)
Блиц-турнир на Кавказе отразился воздетыми указательными перстами политиков, вялой иронией или имперским пафосом медийных пикейных бронежилетов(спасибо за термин, Ю.Б.!) и мелкими колебаниями мировой паутины. Записные крикуны растерянно кричат на всех, теряя ориентацию.
В госпитальных палатах тихо лежат раненые. В их глазах так же, как в глазах детей и брошенных животных, - память о пережитом страхе и недоумение.
Недоумение и во взглядах прогрессивной мировой общественности. Прогрессивная мировая общественность память потеряла и морщит на русский манер лоб:
" Кто виноват? Что делать? "
Спортивная победа спонтанно, на первый взгляд, т.е. без партийных списков и понуждения к радости выводит на улицы тысячи людей.
Счастливые лица губернаторов, президентов и зиц-президентов, тренеров, усталых спортсменов и не знающих усталости фанатов.
Ликуют все. Война? Где война?
mafusail: (Default)
Вот чего не знают и не понимают солдаты:
…Вспоминается рассказ А.И. Мгеладзе (Первый секретарь ЦК КП Грузии в последние годы жизни И.В. Сталина), дополненный Молотовым, о том, как после войны на дачу Сталина привезли карту СССР в новых границах – небольшую, как для школьного учебника. Сталин приколол ее кнопками на стену: «Посмотрим, что у нас получилось… На Севере у нас все в порядке, нормально. Финляндия перед нами очень провинилась, и мы отодвинули границу от Ленинграда. Прибалтика – это исконно русские земли! – снова наша, белорусы у нас теперь все вместе живут, украинцы – вместе, молдаване – вместе. На Западе нормально. – И сразу перешел к восточным границам. – Что у нас здесь?.. Курильские острова наши теперь, Сахалин полностью наш, смотрите, как хорошо! И Порт-Артур наш, и Дальний наш, – Сталин провел трубкой по Китаю, – и КВЖД наша. Китай, Монголия – все в порядке… Вот здесь мне наша граница не нравится!» – сказал Сталин и показал южнее Кавказа.
29.11.1974

– С этим делом мы, конечно, немножко переборщили, но на юге кое-что намечалось. Однако во всем надо знать меру, а то можно и подавиться.

Вопрос о Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и Бессарабии мы решили с Риббентропом в 1939 году. Немцы неохотно шли на то, что мы присоединим к себе Латвию, Литву, Эстонию и Бессарабию. Когда через год, в ноябре 1940 года, я был в Берлине, Гитлер спросил меня: «Ну хорошо, украинцев, белорусов вы объединяете вместе, ну, ладно, молдаван, это еще можно объяснить, но как вы объясните всему миру Прибалтику?»

Я ему сказал: «Объясним»


http://www.pseudology.org/Chuev/140/index.htm
mafusail: (Default)
Агата Кристи в "Автобиографии" о позднем периоде викторианской эпохи:

«Вести себя как леди» — главный лозунг того времени. Под ним подразумевались
некоторые любопытные требования.
Помимо вежливости по отношению к нижестоящим, он заключал в себе и многое другое:
-всегда оставляйте на тарелке немножко еды;
-никогда не пейте с набитым ртом;
-никогда не бойтесь наклеить лишнюю марку на конверт, если в нем, конечно, не счета из магазина.
-и главное: надевайте чистое белье перед поездкой по железной дороге на случай катастрофы».

Любые добавления кажутся производными этой британской формулы.
mafusail: (Default)
Будь моя воля, я бы запретила политические памятники вообще. Уж сколько их посносили во все эпохи! Скидывают, скидывают, придавливая пустыми торсами и тех, что защищают, и тех, что сносят. И ставят, ставят новые, зная, что рано или поздно снесут, что кого-то придавят.
Куда лучше чижики, пьяненькие танцоры, писающие мальчики, русалочки, верные собаки, литературные герои и присевшие с кошкой на коленях на лавочку славные жители нашего городка.
mafusail: (Default)
Оказывается, А.Е.Акимов, известный по активной пропаганде торсионных полей, умер в феврале.
Год назад меня занесло на одну конференцию, где А.Е.Акимов с привычным энтузиазмом говорил о медицинском применении биорезонанса и торсионных полей, чудесное воздействие которых ощутил и на себе во время недавней болезни, а выглядел плохо. Диагноз болезни мне, как профессионалу, из его слов и по его виду был ясен, но я не решилась сказать, что надо бы лечиться как следует. Мне хватало споров в кулуарах. Предположила, что биорезонанс был его последней надеждой или он соблюдал хорошую мину при многолетней игре, а суть и без меня знает.
Крайне отрицательно относясь к тому, что слышала в его выступлениях и читала на разных сайтах, я все же испытываю сожаление. Жаль, что не решилась возразить вслух. Год был впереди. Досадно мне.
Теперь из de mortuis aut bene aut nihil остается nihil.
mafusail: (Default)
Знакомая докторша упросила в воскресенье пойти с ней послушать лекцию ведущих ученых по Синтезу.
-Какому синтезу?
- Ну...вы там поймете. Платить не надо, вы только лекцию послушаете, а на платные практики не останетесь.
- Практики?
- Я приглашаю. Вы обязательно должны послушать, редкая возможность. Синтез объясняет все, все болезни.
Докторша жутко деловая.
Говорит как бы и профессионально, а потом в речах ее появляется что-то информационно- космическое вкупе с вездесущими гельминтами.
Я от таких разговоров даже в медицинской среде уже не шарахаюсь, больше развлекаюсь и сил своих на споры не трачу.
Не смогла отказаться, обещала пойти.Read more... )
mafusail: (Default)
Череда неудач и даже несчастий и потерь, своих и чужих, напрягала. Я держалась.
Неудачи шли на меня тевтонским клином. Я отшучивалась.

Но когда вчера вместо зведного неба препарата я увидела в окуляре микроскопа темную ночь, в башке что-то щелкнуло. Я поняла, что все кончено.
Старый микроскоп умер. Нового нет и неизвестно. Работы больше никакой не будет.
Сейчас сброшу мантию, гряну оземь корону и отправлюсь, куда глаза глядят! Превращаясь на ходу в тыкву!
Глаза хотели сидеть на месте и плакать.
Меня хватило только добрести до окна и отодвинуть темную штору.
В голубом предвечернем небе висела прозрачная половинка луны. Я представила, что это планета Саракш, и немного на нее поскулила.
Жизнь потеряла смысл.
В мозгу толпились крылатые фразы вроде гутты, которая кават ляпидем нон ви сэд сэпе кадендо.
Как прошел вечер, я плохо помню. Выпила таблетку от головной боли и неожиданно крепко заснула.

Наутро поняла, что техник во время ремонта от излишней старательности сбил центровку люминесцентной лампы.
Лампу я поправила, исследование закончила, получила серьезное предложение сотрудничать и распечатала срочные материалы, за которые не хотелось браться недели три.
Помятую корону задвинула в дальний угол.
Мантию отдала сестре -хозяйке на списание. На ветошь. Окна протирать.

небо

Mar. 19th, 2005 06:07 pm
mafusail: (Default)
Весной и осенью особенно волнуют птицы в небе.
Неужели в нас еще живы гены птеродактилей? Где-нибудь в области нерасшифрованного "генетического мусора".
Page generated Oct. 23rd, 2017 07:07 pm
Powered by Dreamwidth Studios